Нейросети скоростного плетения: Россия даст свободу искусственному интеллекту

15 ноября 2023

Внедрение искусственного интеллекта (ИИ) на финансовых рынках стало одной из главных тем прошедшего в Москве форума финансовых технологий Finopolis–2023. А отсутствие жёсткого регулирования этой сферы участники форума указали как одно из обязательных условий её развития.

Базовая технология

Председатель Банка России Эльвира Набиуллина назвала ИИ базовой технологией, сравнив его с паровой машиной, электричеством и компьютерами. То есть с тем, что составляло основу технологической революции в последние пару веков.

"Его использование у кого–то вызывает восторги, ожидания, у кого–то — страхи, даже экзистенциальные, — отметила она. — Но традиционный ИИ давно уже применяется, становится всё более доступным. Чат–боты, голосовые помощники вошли в нашу повседневную жизнь. И финансовая сфера, которая очень восприимчива у нас в стране к инновациям, тоже начинает активно использовать ИИ и в оценке кредитоспособности своих заёмщиков, и в борьбе с мошенниками".

По словам главы ЦБ РФ, в последние 2 года происходит буквально взрывное развитие технологий ИИ. Появился генеративный интеллект, который способен создавать контент: пишет музыку, тексты, помогает писать программные коды. Но пока генеративный ИИ — это привилегия технологических лидеров. У нас в стране такие системы есть только у "Яндекса" и у "Сбера". А будущее за так называемым сильным ИИ, который обещает ещё больше увеличить производительность труда во многих сферах, но вместе с тем таит в себе угрозы в связи с возможным выходом из–под контроля человека.

Тем не менее Банк России не собирается "идти огнём и мечом" на ИИ, а всего лишь предлагает использовать риск–ориентированный подход к его регулированию, заявила Эльвира Набиуллина.

"В каких–то областях, наверное, возможно и жёсткое законодательное регулирование, но мы считаем, что его надо вводить только после тщательного анализа рисков и после консультации с рынком. Я думаю, что мы всё это будем обсуждать с правительством, — сказала глава ЦБ. — Будем пытаться искать здесь золотую середину между тем, чтобы создать стимулы для развития данной технологии, и тем, чтобы защищать граждан от рисков, которые могут возникать".

Кормовая база

Правительство в свою очередь сейчас работает над новым нацпроектом, призванным создать питательную среду для развития ИИ в виде больших баз данных. "Президентом дано поручение с 2025 года перезапустить нацпроект, который сейчас называется “Цифровая экономика”. — сообщил на форуме министр цифрового развития РФ Максут Шадаев. — Даже название другое — “Экономика данных”. Мы в ближайшее время на стратегической сессии рассмотрим содержание этой государственной программы".

В России планируется создать государственную фабрику больших данных. Как пояснил Шадаев, там "будет происходить накопление, формирование дата–сетов, прежде всего на основе данных, которые уже есть у государства". Там же будут аккумулироваться и те данные, "которые государство на определённых условиях будет забирать у бизнеса". На таких массивах данных можно будет тренировать нейросети.

О том, насколько существенный прогресс ИИ может быть достигнут при наличии доступа к большим данным, можно судить по примеру Москвы. Как отметил на форуме мэр столицы Сергей Собянин, "у нас нет проблем с количеством и качеством данных, поэтому на уровне Москвы мы готовы запускать проекты, пока недоступные во многих других регионах". По его словам, в столице обработаны миллиарды фотографий, при этом качество распознавания лиц превышает 99,8%.

Кроме того, в Москве оцифровано более 15 млн медицинских карт, и за счёт этого к концу следующего года точность диагностики заболеваний с помощью ИИ достигнет 80%.

А в области безопасности ИИ помог снизить в разы число грабежей квартир и угонов машин, кратно уменьшил аварийность и смертность на дорогах.

Не зарегулировать

По мнению Шадаева, очень важной является работа по устранению барьеров по внедрению ИИ. "Потому что регулированием здесь можно только всё испортить", — подчеркнул глава Минцифры.

Ещё один важный вопрос, по словам министра, — это кадры. "Нам нужны разработчики, это безусловно, однако нам нужна и элита, которая будет двигать искусственный интеллект как большую технологию. Условно говоря — 500 человек в год, лучших из лучших", — заявил он.

Председатель правления Сбербанка Герман Греф привёл пример того, чем может обернуться для новых технологий повышенное внимание регуляторов. По его словам, программистов "Сбера" вызывали в прокуратуру из–за того, что депутаты были недовольны изображениями от нейросети Kandinsky.

"Мы только опубликовали модели — и нас, и “Яндекс” тут же привели в прокуратуру. У нас модель при генерации российского флага — ну она же генеративная, она пытается его улучшить, она на флаге нарисовала ещё купола собора Василия Блаженного. Депутаты посчитали, что это издевательство над нашим национальным флагом. Мы тут же остановили определённые вещи — символы государственные она не генерит уже, она генерит картинку, заранее заданную", — рассказал Греф.

После этого нейросеть потеряла в креативности, посетовал глава банка: "Мы последние полгода модель не могли выставить, потому что закручивали настройки безопасности, — пояснил он. — При этом модель в общем доступе потеряла 12% в креативности и точности. Нам придётся пройти через этот период. Нужна помощь государства в снисхождении и понимании, что мы как дети пока здесь — нас сильно не судить. Потому что когда разработчиков и нас пригласили в прокуратуру… Хорошо, что прокурор такой современный попался, с чувством юмора, — он всё изучил и, слава богу, нас никуда не привлекли. Он сказал: ребята, идите работайте, но будьте поаккуратнее. Могло бы быть иначе".

"Первое и самое главное — постараться эту сферу не зарегулировать, и это самое большее, что государство может сделать, — уверен Герман Греф. — Мы видим примеры, когда США и Китай используют искусственный интеллект и при этом создают все условия для его развития, в то же время не перерегулируют. И мы видим европейский подход, где сначала цифровая директива, а затем принципы регулирования фактически убили развитие искусственного интеллекта в Европе. И сегодня все более–менее крупные компании стараются релоцироваться за пределы регулирования Евросоюза. Нам, конечно, очень важно это не повторить".

Владимир Чистюхин, первый заместитель председателя Банка России, поставил под сомнение необходимость регулятору следить за равномерностью цифровизации на финансовом рынке. "Зачем это нужно? — вопрошал он. — Чтобы обеспечить конкуренцию? Но одновременно с этим затормозить скорость? В текущих условиях, я боюсь, это очень дорого. Я бы исходил из другого.
Целеполагание должно заключаться в том, чтобы в конкурентной борьбе, позволяя её участникам создавать новые виды финансовых продуктов, используя цифровые технологии и все свои возможности, максимально быстро двигаться в развитии. С моей точки зрения, нам целью надо иметь не стать лучшим внутри страны, самой лучшей платформой, а попробовать хоть как–то конкурировать на международном уровне".

Дорогое удовольствие

Сбербанк, по словам Грефа, выдаёт порядка 60% кредитов юридическим лицам полностью на основе решений ИИ. "Мы — единственные в мире, кто может выдавать кредиты юридическим лицам полностью на основе принятия всех решений искусственным интеллектом, — похвастался он. — Кредиты выдаются за 7 минут. Сегодня у нас порядка 60% всех кредитов выдаётся без участия человека. Мы хотим эту цифру довести до 80%, а дальше вообще задача стоит 100%".

Летом 2023 года на Петербургском международном экономическом форуме первый заместитель председателя правления Сбербанка Александр Ведяхин рассказывал, что экономический эффект от внедрения ИИ в "Сбере" по итогам 2023 года ожидается в районе 350 млрд рублей. Соответственно, и затрат он требует немалых.

В ходе дискуссии "Цифровизация и конкуренция: что это значит для финансового рынка" председатель правления Московского кредитного банка Николай Каторжнов посетовал, что Сбербанк может потратить на цифровизацию триллион рублей, а все остальные банки даже в складчину не могут осилить таких расходов. Эту оценку поддержали и другие участники дискуссии, хотя представитель "Сбера", тот же Ведяхин, возражал.

Пресс–служба Сбербанка не смогла предоставить по запросу "ДП" данные о расходах банка на IT. А в пресс–службе ЦБ РФ сказали, что не располагают подобными цифрами о расходах всего банковского сообщества.

Андрей Костин, президент — председатель правления банка ВТБ, в ходе своего выступления на Finopolis–2023 оценил вложения банка в 2024 году в 160 млрд рублей, в эту сумму входят и вложения в ИИ. Он попросил Банк России скорректировать регулирование в части нормативов по капиталу для снижения расходов банков на внедрение новых технологий. "Все наши вложения считаются нематериальными активами, и мы вынуждены считать их из регуляторного капитала после того, как указанные технологии введены в производственный цикл", — пояснил он.

Кроме того, Костин считает, что государство могло бы стимулировать развитие технологий за счёт долгосрочного госзаказа, под который бизнес легко привлечёт финансирование.

"Если бы сегодня государство разместило заказ на 10 лет на низкоорбитальные спутники, то я уверен, что мы с Германом Оскаровичем (Грефом .— Ред.) его бы полностью отфинансировали", — привёл пример глава ВТБ.

Владимир Верхошинский, главный управляющий директор Альфа–Банка, рассказал, что банк запускает бесплатную образовательную программу по искусственному интеллекту в 300 университетах страны. Среди будущих выпускников этой программы будут дата–сайентисты, продакт– и проджект–менеджеры, стратеги, специалисты по работе с ИИ и IT.

"Если раньше было важно повышать финансовую грамотность, то сейчас крайне важно помогать с цифровой грамотностью будущих молодых специалистов, — подчеркнул банкир. — И мы видим в этом нашу миссию. Программа поможет им получить полезные прикладные знания профессий будущего, связанных с искусственным интеллектом".

Верхошинский признал, что Альфа–Банк планирует использовать наработки Сбербанка в сфере ИИ, благо "Сбер" сам декларировал, что предоставит другим участникам рынка такую возможность. А для увеличения инвестиционных возможностей крупнейшего банка страны глава Альфа–Банка предложил позволить "Сберу" оставить себе часть дивидендов, чтобы он мог потратить эту сумму на развитие нейросети.

Нет оснований замедляться

В ускорении нуждается не только внедрение ИИ, но и другие направления цифровизации. Как указали участники дискуссии "Цифровой рубль и токенизация", начатый менее 3 месяцев назад пилотный проект по запуску цифрового рубля вызвал настоящий ажиотаж среди клиентов банков, которые требуют подключить их к пилоту и дать возможность заключать сделки с новым видом национальной валюты.

Концепцию цифрового рубля ЦБ РФ опубликовал в 2021 году. А с 15 августа 2023 года в рамках пилотного проекта в 13 банках стартовали базовые операции с цифровыми рублями. Среди них — открытие кошельков, переводы от физлица физлицу, оплата товаров и услуг в определённом количестве торгово–сервисных точек из 11 городов. На сегодняшний день прошло более 10 тыс. операций с цифровыми рублями, сообщила первый заместитель председателя Банка России Ольга Скоробогатова.

"Люди хотят, чтобы как можно быстрее система расширялась, — заявил первый заместитель председателя правления Совкомбанка Сергей Хотимский. — Здесь нужно перестать бояться. Да, с одной стороны, мы должны аккуратно действовать, а с другой — мы не можем слишком медленно это делать, потому что здесь огромная ответственность. Сейчас есть повышенный интерес. Для примера скажу: мы запустились, и кто–то из клиентов говорит: “А что за цифровой рубль, как там и что?” Я в шутку говорю: “Сейчас пока по рубль десять продаём”. Мне отвечают: “Не проблема, куда платить?” Другой клиент, крупный корпоративный, сказал: “Смотри, как угодно, но первую сделку по продаже квартиры за цифровые рубли должны сделать с вашим банком мы. Ты у меня просишь этот бизнес и тот, всё получишь, но только при одном условии”. То есть сейчас повышенный интерес, хайп такой есть. И мы должны это использовать. Если будем слишком долго тянуть — клиенты могут перегореть".

"Наибольшее количество обращений, которые мы сейчас получаем, это обращения типа “почему вы нас не включили?”", — подтвердил заместитель председателя, член правления банка ВТБ Вадим Кулик.

Те, кто участвует в пилоте, отмечают, что это так же удобно, просто. Да, с точки зрения юридических лиц в расчётах за покупку есть что улучшить. Но это редкий проект, который на стадии пилота вызывает реакцию "давай–давай, быстрей–быстрей, хотим ещё!".

"Я двумя руками поддерживаю то, что темп нужно не терять, — вторил финансистам генеральный директор, председатель правления группы “Интеррос” Сергей Батехин. — Направление развития — это расширение числа участников эксперимента, допуск финтеха к этой истории. Второе, на мой взгляд, это обязательный выход на международные рынки. Технология позволяет, возможность у нас есть".

"Мы, как центральный банк, считаем, что по цифровому рублю нужно двигаться так же быстро, как мы двигались, — заключила Ольга Скоробогатова. — Мы единственная страна, которая прошла этот путь за 2 года от концепции до платформы и до рабочего пилота. Но это не даёт оснований замедляться. В следующем году нам нужно не только новые операции запустить, но и расширить количество участников. В том числе выработать критерии для операторов и финтех–посредников".

Нам надо думать не о том, что искусственный интеллект может стать умнее нас, а мы будем его рабами. Надо бояться внешних вызовов. Ракеты, которые сегодня летят на нас и убивают, уже работают отчасти с его помощью. Это такой же вызов, с которым встретились предыдущие поколения, вкладывая огромные национальные ресурсы в системы ядерной и термоядерной безопасности страны. И наша выживаемость сегодня во многом зависит от того, насколько мы конкурентоспособны в мире в развитии искусственного интеллекта и всех новых технологий. - Сергей Собянин, мэр Москвы.

Сейчас искусственный интеллект для образования — это бедствие. Это проблема сгенерированных работ, которые надо каким–то образом отсеивать и определять. Новых правил академической этики, потому что мы только сейчас определяемся, как ссылаться на продукт GPT. Может он быть аргументом, не может быть? Мы сейчас, я бы сказал, в глухой обороне при атакующем искусственном интеллекте. Можно ли выйти из этой патовой ситуации? Которая, кстати, может обернуться и катастрофой для образования, потому что одна нейросеть будет называть себя профессором, другая — студентом и диплом можно будет выдавать не в конце, а в начале, потому что результат вполне предсказуем. В данный момент это ужасный, серьёзный вызов. Можно ли из этого сделать преимущество? На мой взгляд, это очень трудно, потому что знаете, какую задачку нужно решить? Чтобы искусственный интеллект был не пожирателем рабочих мест, а партнёром, естественный интеллект должен измениться. Естественный интеллект должен быть конкурентоспособным. Мы должны найти своё место в партнёрстве с искусственным интеллектом. И под это переделать практически все образовательные программы. Наша функция естественного интеллекта — это то, что основано на правом полушарии. Способность задавать вопросы, способность формулировать гипотезы. Потому что отвечать на вопросы очень скоро искусственный интеллект будет лучше, чем человек. - Александр Аузан, декан экономического факультета МГУ.

Источник: Деловой Петербург

Контактная информация

По вопросам участия и партнерства: