Точки над ИИ бывают разные

9 ноября 2023

Скачок в развитии ИИ, по всей видимости, приведет к появлению закрытого клуба стран, им обладающих. По этой же причине финансовый сектор нашей страны, хоть и останется лидером в этой сфере, будет кооперироваться с другими

Пленарная дискуссия «Искусственный интеллект: путь к общему благу или дорога к рабству?», состоявшаяся в рамках Форума инновационных технологий FINOPOLIS 2023, по ожиданиям экспертов должна была поставить точку в вопросе регулирования ИИ.

Эльвира Набиуллина, председатель Банка России, действительно поставила точку, но совсем не такую, какую обычно ЦБ ставил ранее: «Я помню, когда много лет назад Форум FINOPOLIS только начинал развиваться параллельно со становлением рынка финтехов, мы выбрали подход “Зачем регулировать риски, которые еще не проявились?”. Тогда это касалось финтехов. Сегодня уже есть реальная опасность остановить технологический процесс “перерегулированием” ИИ, хотя его риски очевидны. В случае с финтехами Банк России выступил за развитие конкуренции. И сейчас она также необходима, но вкупе с государственным заказом и справедливым доступом к большим данным. Я ожидаю важных решений со стороны предстоящей стратегической сессии правительства страны. Совершенно очевидно, что финансовая сфера будет кооперироваться с другими секторами экономики в этом вопросе».

ЕС нам уже не конкурент

Готовность Банка России вступать в кооперацию, очевидно, объясняется сменой государственных приоритетов после событий конца февраля 2022 года в нашей стране и резкой переоценкой важности ИИ вне ее, вплоть до возведения этой темы в разряд стратегических целей развития США и Китая.

«Уже появились и отставшие в лице Европейского союза, который быстро растерял все свои преимущества в этой сфере из-за ошибок в регулировании. Как результат крупные европейские компании стараются релоцироваться за пределами этой юрисдикции. Нам очень важно этого не повторить», — заявил Герман Греф, президент, председатель правления СберБанка.

Одна из ошибок ЕС и других частных разработчиков заключалась в излишних надеждах на то, что прорывные технологии и продукты, в частности опыт компании OpenAI и ее генеративная модель GhatGPT, так и останутся для всех в открытом доступе. Геополитические противоречия и поиск точек роста экономик разных стран, привел, по словам участников дискуссии, к тому, что компанию OpenAI впору переименовывать в CloseAI.

Технологии преодолели тот рубеж, после которого ИИ можно смело ставить в один ряд с ядерными разработками и освоением космоса. С учетом мнения Германа Грефа вполне можно ожидать, что ИИ к 2030–2040 годам преодолеет очередной этап, когда от эпохи генеративных моделей удастся перейти к «общему» ИИ (Artificial General Intelligence) — искусственному интеллекту, который обладает способностью решать широкий спектр задач на уровне человека или даже превосходить его. Такая задача поставлена перед отечественными разработчиками президентом, и сейчас она уже не выглядит невыполнимой.

Деньги, данные и «железо»

Максут Шадаев, глава Минцифры, напомнил о том, что во исполнение этого и других поручений, в ближайшее время правительство обсудит нацпроект «Экономика данных». Он заменит действующий проект «Цифровая экономика».

«Никакой ИИ не достигнет никаких высот без формирования датасетов, той среды, в которой он будет учиться. Для решения этой задачи будет создана государственная фабрика больших данных, прежде всего на основе данных, которые уже есть у государства. Далее — на основе тех данных, которые государство на определенных условиях будет забирать у бизнеса ввиду грядущей большой регуляторной правки. Именно в этом государственном “озере данных” и станут формироваться датасеты, которые будут предоставляться разработчикам технологий, чтобы они могли тренировать свои нейросети для дальнейшего предоставления сервисов на конкурентной основе», — поделился планами Максут Шадаев.

Кроме того, в Минцифре своевременно озаботились инвестициями в сферу развития отечественного производства «железа», мощность которого, по данным главы Сбера, нужно повысить на два порядка, чтобы можно было начать говорить о сокращении отставания от США и Китая.

Но если глава Минцифры чаще употреблял будущее время, то Сергей Собянин, мэр Москвы, говорил о многих вещах, которые в рамках проекта «Умный город» уже сейчас показывают практически 100%-ную точность в распознавании и прогнозировании. Наибольшие успехи город показал в области безопасности дорожного движения, правопорядка, медицины и образования. Реальное движение вперед, по словам мэра, началось во время пандемии COVID-19, когда от качества собранных данных для нужд принятия управленческих решений зависела жизнедеятельность мегаполиса. Были произведены инвестиции и в вычислительные мощности, и в датасеты, и в кадры, причем многие вещи делаются исключительно на конкурсной основе в целях развития конкуренции. Результаты — налицо.

Примечательно, что и Максут Шадаев, и Сергей Собянин говорили о развитии именно конкурентной среды, а не о воссоздании «ядерного» или «космического» проектов под кураторством людей из соответствующих органов. На то есть причины, с которыми согласились участники дискуссии, включая председателя Банка России.

Кроме того, государственные мужи пришли к мнению, что о регулировании ИИ следует говорить лишь тогда, когда Россия «займет хоть какое-то место в рейтинге топ-3 держав в этой области». Спорить с этой позицией в Банке России также не стали, хотя поводы есть уже прямо сейчас. Государственные приоритеты все же важнее.

Что имеем прямо сейчас?

Кооперация Сбера и города Москвы уже принесла выдающиеся результаты в развитии и отработке технологий нового поколения. Глава Сбера отметил, что эта коммерческая организация претендует на то, чтобы стать первой в мире коммерческой корпорацией, которая переходит на принцип «человекоцентричности». К сожалению, Герман Греф не стал объяснять ее основы применительно к банкингу и раскрыл ее смысл на примере совместного с московским здравоохранением проекта: «ИИ позволил в Москве достичь столь высоких показателей в диагностике заболеваний в рамках “пациентоцентричной“ модели, когда вокруг лечения конкретного пациента была построена целая индустрия, что KPI медиков пришлось изменять. Теперь задача состоит в том, чтобы человек не стал пациентом вовсе».

Первый зампред правления СберБанка Кирилл Царев в кулуарах Форума добавил ясности в термин «человекоцентричность»: «Важно понимать, что если у конкурента продукт лучше, то у компании потенциально два сценария: первый — она потеряет клиента, который рано или поздно поймет, что на рынке есть лучшее предложение, а второй — можно предоставить ему услугу другой компании». Решение этой задачи лежит в области внедрения моделей генеративного ИИ во все без исключения процессы банка.

Глава ВТБ Андрей Костин привел цифры и внес предложение: «На следующий год банк инвестирует в IТ, включая ИИ, около 160 млрд рублей. Очевидно, у Сбера аналогичный бюджет. Это колоссальные деньги, которые пока не приносят отдачи. Поэтому хотелось бы обратиться к Центральному банку: “Все наши вложения считаются нематериальными активами, и мы вынуждены считать их из регуляторного капитала после того, как указанные технологии введены в производственный цикл. Здесь необходимы корректировки”».

Главный управляющий директор Альфа-Банка Владимир Верхошинский согласился: «На развитие ИИ требуются огромные деньги, и заниматься ими могут только корпорации-гиганты. Мне ничуть не стыдно признаться, что мы такое не потянем. И мы благодарны, что есть Сбер и “Яндекс”, которые могут этим заниматься». Что касается Альфа-Банка, то его сотрудники готовы принять активное участие в проникновение новых технологий в бизнес за счет образовательной деятельности.

Источник: Банковское обозрение

Контактная информация

Место проведения: МВЦ «Крокус Экспо», Международная ул., 20, Красногорск
По вопросам участия и партнерства: